+7 (904) 60-46-0-13
Написать нам
 

Маленькая Букина из прачечного отряда

Завтра страна отмечает 70-летие Великой Победы. Конечно, этот праздник, без сомнения, самый главный в стране, имеет значение для всех россиян. Но, безусловно, прежде всего, для самих фронтовиков, которых, увы, с каждым годом становится всё меньше. Тем ценнее их рассказы и воспоминания.

Фронтовики – это не только танкисты и пехотинцы, артиллеристы и снайперы. Ратный труд – великое дело, но нельзя забывать о тех, кто на фоне боевых частей оставался как бы в тени - тех, кого порой небрежно называли хозобслуга: повара, конюхи, сапожники, прачки. Конечно, не всегда, особенно на передовой, у бойцов была возможность регулярно посещать баню и менять бельё, но санитария и гигиена и на фронте имели большое значение. Это может подтвердить ветеран Великой Отечественной войны, выборжанка Мария Александровна Никитина, служившая в полевом механизированном прачечном отряде № 5 в 23-й действующей армии, сражавшейся на Волховском и Ленинградском фронтах.

Фронт лучше торфа

Мария Никитина родом из Новгородской области. Когда началась война, 15-летней Маше Букиной (девичья фамилия Марии Александровны) пришлось, как и многим её сверстникам, бросить в школу. Мария поработала в одном из местных колхозов, а потом её направили на торфоразработки, которые она до сих пор вспоминает с содроганием.

- Пробыла там полтора года, до весны1944-го. Было очень трудно. Круглый год возили тяжёлые тачки с торфом, грузили в вагоны, мы же все были худенькие, маленькие, разве это женская работа? Все мои землячки ушли с этой каторги, и я решила бежать. Сказала маме, она чуть не в слёзы: «Тебя же посадят!» И, действительно, могли посадить, ведь в военное время дисциплина была соответствующая. Но я решила, что лучше уйду на фронт, может быть, стану санитаркой.

Утром собрала узелок с бельём и пошла на ближайшую железнодорожную станцию, отмахала семь километров. Как сейчас помню, на мне была фуфайка, а бабушка повязала на голову тёплый оранжевый платок. Пришла к месту посадки, а там все знакомые, местные, тоже работают на торфе, ждут поезд. Думаю, как бы спрятаться в вагоне, чтобы никто не заметил. Укрылась в туалете, поезд прошёл перевалочную станцию, все вышли. А я доехала до Боровичей. Тогда там стояло очень много воинских эшелонов, в город свозили раненых со всего Ленфронта.

Куда теперь? Пошла наугад вдоль одного из составов. А он длиннющий, всё покрыто брезентом. Навстречу – военный невысокого роста. В званиях я не понимала, но догадалась, что это офицер. Бросилась к нему: «Возьмите с собой!» - «А ты знаешь, куда мы едем?» - «На фронт? Я ничего не боюсь, всё умею делать, только возьмите с собой!» Он спрашивает: «Паспорт или метрики есть?» Я отвечаю, что документов с собой нет никаких. Офицер засомневался, а я расплакалась. На моё счастье подошёл другой офицер, выслушал меня и говорит: «Ладно, война всё спишет. Поехали». И 1 мая состав двинулся к Ленинграду, - рассказывает Мария Александровна.

Спасителем девушки оказался капитан танковых войск Корпун, командовавший механизированным прачечным отрядом, состоящим из 250 солдат и женского вольнонаёмного подразделения - прачек, гладильщиц, комплектовщиц белья…Если бы офицер не пошёл навстречу, скорее всего, Машу Букину ждала бы тюрьма.

Прачечная на колёсах

Но тогда Мария понятия не имела ни куда следует состав, ни куда, собственно, она попала. Догадалась лишь, когда отряд, побывав под многочисленными бомбёжками, наконец прибыл на Балтийский вокзал. Начали разгружаться, Маша, желая доказать, что её взяли не зря, старалась всем помочь, хотя, наверное, скорее, мешала. Девушка обратила внимание, что солдаты перетаскивают большие плиты мыла и объёмистые бочки с резким запахом. «Зачем всё это?», - удивлённо спросила Мария. «Бельё стирать», - ответили ей. «Вот тогда я и поняла, что попала в прачечную», - со смехом вспоминает собеседница.

Прачечная, особенно по тем временам, поражала размахом и уровнем механизации. Кочегарки, дезинфекционные камеры, барабаны, центрифуги, машины для стирки и глажки белья. И всё это хозяйство – на колёсах, потому что передвигалось вслед за действующими частями.

Машу Букину нужно было как-то оформить, ведь никаких бумаг у неё не было. Удивительно, но в суровых военных условиях, когда бдительность ценится на вес золота, все сделали буквально за день. Девушку сфотографировали на паспорт тут же на вокзале, а как дальше решался вопрос с документом, Мария не интересовалась. В спешке вписали не тот год и дату рождения, о чем Букина узнала только через несколько месяцев. И день рождения несколько лет, пока не уточнили данные, приходилось отмечать два раза в году.

Во время боёв за Териоки (Зеленогорск) прачечный отряд обосновался в Озерках, после начала Выборгской наступательной операции перебазировался ближе к местам сражений, в район Верхнего Черкасово (тогда Сяйниё). «Двигались вслед за частями, обстирывали солдат, работы было много», - говорит Мария Александровна. «Маленькая Букина» - так обращались к юной боровичанке сослуживцы по прачечному отряду

Выборг стал родным

Впервые в уже очищенном от финских войск Выборге Мария Букина побывала по служебной необходимости и искренне хохочет, вспоминая тот день. Вместе с командиром отряда и двумя сослуживицами поехала в местный Военторг, надеясь приобрести что-либо из обуви. Обуви не оказалось, как и конфет, зато в продаже имелся витамин С. На обратном пути умяли всю аскорбинку. А на следующее утро у женщин начался страшный зуд и раздражение. Военврач была в недоумении, пока не увидела пустую баночку из-под витаминов.

Несмотря на то, что город был сильно разрушен, он очень понравился Марии. Прачечный отряд остался в Выборге, хотя говорили, что его вслед за действующими частями могут перебросить в Германию или Чехословакию. Но перемирие с финнами ещё не было подписано, под Выборгом и в самом городе разместили немало воинских частей, значит, и прачечный отряд не оставался без дела. Только в середине 50-х годов Мария Букина перешла на другую работу - официанткой в столовой санатория Минобороны (позднее там располагалось туберкулёзное отделение Выборгского военного гарнизонного госпиталя).

В 1970 году Мария Никитина устроилась в Выборгский краеведческий музей, где 25 лет трудилась смотрителем зала. Пару лет назад ушёл из жизни супруг Марии Александровны, и она даже подумывала о возвращении в Боровичи. Но осталась в ставшем родным Выборге. Возраст уже преклонный, но, как признаётся ветеран, своих лет она не чувствует. Общественная работа занимает немало времени, а ещё у фронтовички есть «личный» проект. С начала 2000-х годов она ухаживает за памятником в Малиновке (ранее - Тиенхаара), где были похоронены красноармейцы – узники бывшего лагеря военнопленных.

Кстати, в фильме о Выборге, показанном в марте Первым каналом в серии сюжетов о городах воинской славы, лицом выборгских ветеранов войны стала именно Мария Александровна Никитина.

Материалы по теме:

Три долгих года в фашистской неволе

В Выборг приехала в сороковом

Фронтовые университеты Зои Иноземцевой

«Меня спасло чудо»

Труженики тыла остались «за бортом»

Комментарии

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи

Последние комментарии
04.04.2020 filler к статье На гребне успеха:

Главное, чтоб успех не затмил разум, как это часто бывает:) бывают белые полосы, бывают черные, важн...

https://www.instagram.com/tv/B98yRrkJskw/?igshid=z37vj14x2rt4/ Для понимания. На достаточно популяр...

Швеция выбрала "особый путь" борьбы с COVID-19, который отличается от Европы. Итоги пандемии покажут...

Вместо нечитаемой газеты Выборг лучше бы закупили и бесплатно раздали маски населению. И тесты. А си...

Российские экономисты призвали власти страны ввести в стране жесткий карантин вместо нерабочей недел...