+7 (904) 60-46-0-13
Написать нам
 

Горькая память детства

Немцы поселились в доме. В ночь перед Рождеством пьяные оккупанты убили маленькую сестренку

Выборжанка Анна Васильевна Брылева – одна из тех, чье детство опалила война. Недавно в Ленинградской области принят закон «О детях войны», чтобы на таких, как она, распространить меры социальной поддержки. Жительницей Выборга Анна стала в далеком 1959 году, когда вышла замуж, работала в нашем городе на заводе лимонной кислоты и на молокозаводе. А родилась она в Орловской области, где ей довелось пережить страшные испытания.

Когда осенью 1941 года фашисты оккупировали большую часть Орловской области, они вошли и в Каменку, родную деревню Анны Васильевны в Верховском районе. Тогда ей исполнилось 4 года, и она была старшим ребенком в семье. Отец уже был на фронте, а у матери кроме Анны на руках было еще две дочери – одной, Маше, в ту пору было два года, а младшей Лиде всего несколько месяцев.

Анна Васильевна рассказывает, что гитлеровцы, не церемонясь, сразу расположились в хатах у сельчан, в том числе и в их доме, и сразу начали устанавливать «новый порядок». Как известно, это был жесточайший режим насилия. О зверствах немцев на Орловщине написано немало, они издевались над местным населением, жестоко убивали жителей деревень, едва заподозрив их в связях с партизанами, не только расстреливали людей, но и сжигали, закапывали живьем, отрезали им руки, носы и уши. Причем этим чудовищным пыткам вместе с взрослыми подвергались и дети, даже малолетние.

То, что произошло в их доме, когда немцы отмечали Рождество, Анна Васильевна, хоть и была маленькой, но запомнила навсегда. В тот зимний вечер гитлеровцы расположились за столом, на котором, кроме спиртного, тушенки и разных угощений, выложили и конфеты. Жители деревни в ту зиму сильно голодали, еда была на вес золота, о конфетах детям и мечтать не приходилось. Хозяйка дома Анастасия Кирилловна в тот момент топила печь, видя, что попойка оккупантов набирает обороты, женщина быстро посадила на печку старшую дочь Аню, рядом положила грудную Лиду, а двухлетняя Маша, заметив конфеты, увернулась от матери, подбежала к столу, где пьянствовали немцы, и протянула к сладостям ручонку. Один из немецких солдат дал ребенку конфетку. Малышка обрадовалась, показала ее матери и тут же съела. И со всей непосредственностью, свойственной возрасту, снова подбежала к столу и потянулась за следующей конфетой.

Тогда изрядно уже напившийся гитлеровец вдруг вскочил, схватил стоявшую у печи кочергу и на глазах у матери со всей силы ударил малышку металлической кочергой по спине, сломав ей позвоночник. Ребенок закричал так, что этот крик разрывал сердце матери и сестры. Очевидно, боль была нестерпимой, но помочь никто не мог, понятное дело, в деревне не было врача. Двухлетняя девочка кричала от дикой боли всю ночь. Пьяные фашисты отправились отдыхать и возмущались, что детский крик мешает им спать, грозили всех убить, все это почерневшей от горя Анастасии Кирилловне объяснил служивший гитлеровцам поляк. Однако мать не в силах была унять крик испытывающего адские муки ребенка, к вечеру следующего дня исстрадавшаяся малышка умерла. Ночью к ним пришел дед, отец Анастасии Кирилловны, из найденной в сарае фанеры смастерил деревянный ящичек, положив в него тело убитой фашистом внучки, похоронил ее на деревенском кладбище.

Когда Каменку, выбив из нее немцев, взяли красноармейцы, всех жителей - а это женщины, дети и старики - решено было отправить в эвакуацию. Дали транспорт, и на железной дороге их погрузили в состав, на котором раньше перевозили телят, других тогда не было, прямо на открытых платформах, под дождем отправили подальше от линии фронта – в Становлянский район Липецкой области. А Каменка еще несколько раз переходила из рук в руки – то ее снова захватывал враг, то брали наши.

Анна Брылева рассказывает, что когда после окончания войны, а ей к тому времени было 8 лет, они с мамой и сестренкой вернулись в родную деревню, все дома были сожжены, у кого были каменные дома – остались одни стены, их деревянная хата сгорела дотла. Женщине с детьми пришлось поселиться в подвале.

- Мама сунулась в подвал, а там мина лежит,- рассказывает Анна Васильевна, - вызвали саперов, они мину обезвредили. Еще долго в нашей деревне находили мины и снаряды, иногда они лежали прямо на дороге. Одна совсем молоденькая девушка, она пела хорошо, была красавицей, случайно наткнулась на мину - и ей оторвало ногу. В подвале мы жили долго, как в землянке, принесли бурьян, постелили на земляной пол, сверху - постель. Мама начала работать в колхозе, страну нужно было поднимать. Трудно поверить, но поля женщины копали вручную, встанут в ряд и работают лопатами, мужчин не было, не вернулись они с войны, а кто пришел – инвалид, без рук или без ног. Мы, дети, приходили к мамам на поле, женщины сядут отдохнуть, а мы берем их лопаты и копаем колхозное поле. Было очень голодно в то время, летом ели лебеду и крапиву.

Отец Анны Васильевны с войны не вернулся, ее мама Анастасия Кирилловна получила похоронку - извещение, что муж пропал без вести в июле 1942 года. О фронтовой судьбе отца Анны, Василия Салькова, потом рассказал пришедший с войны израненный односельчанин. Шел сильный бой, Василий Сальков был тяжело ранен, ему оторвало ногу, он истекал кровью. Односельчанин перевязал раненого, оттащил в землянку и пообещал придти за ним после боя. Но события развернулись так, что возвратиться на то место наши бойцы не смогли. Поэтому односельчанин предлагал Анастасии Кирилловне съездить на то место, обещал показать. Но сразу после войны поездка не получилась. Дети были маленькие, семья жила в подвале. Женщина после работы в колхозе пилила деревья и на плече таскала бревна, чтобы построить хоть какое-то жилище. Стены лепили из камней и глины, которую месили ногами, верх дома – из дерева. Пока Анастасия Кирилловна сооружала дом, односельчанин внезапно умер, так и не успев показать ей место гибели мужа.

Мама Анны Васильевны ушла из жизни в Выборге в возрасте 97 лет. А на память об отце женщина хранит единственное - похоронку. Говорит, даже его довоенного фото не осталось. Не было в те годы в их деревне фотографа.

Материалы по теме:

Три долгих года в фашистской неволе

В Выборг приехала в сороковом

Фронтовые университеты Зои Иноземцевой

«Меня спасло чудо»

Труженики тыла остались «за бортом»

Маленькая Букина из прачечного отряда

Комментарии

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи

Последние комментарии

"... все решения принимают клерки, не имеющие для того ни полномочий, ни компетенции. ... А мне все...

3. Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков п...

Статья 81  1. Президент Российской Федерации избирается сроком на шесть лет гражданами Российской Ф...

Статья 31  Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собран...

Статья 29  1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова. 2. Не допускаются пропаганда или агитац...