+7 (904) 60-46-0-13
Написать нам
 

Тяжёлое шведское наследие

Из истории Выборгской губернии

Как известно, после завоевания Выборга царь Пётр сохранил за населением включённой в состав Империи новой обширной территории право жить по ставшему людям привычным за четыре столетия шведскому законодательству. Это было сделано с целью дальнейшей постепенной и безболезненной ассимиляции Восточной Финляндии в Россию. Последующие российские императоры и императрицы также соглашались с особым статусом финляндской автономии, а некоторые отдельные законодательные акты королевства Швеции продержались здесь вплоть до первой половины XIX столетия. Нужно сказать, что полноценной ассимиляции за весь XVIII и XIX века так и не случилось, даже несмотря на чрезвычайную близость со столицей Российской империи - Санкт-Петербургом.

"Гнать" или не "гнать" - вот в чём вопрос...

Интересна история одного из таких законов. Шведским судебником от 1647 года с одобрения (или по инициативе) главного наместника Финляндии Пера Браге для всех карельских и финских крестьян была установлена подать от каждого двора за право винокурения, но не на продажу. Причём, подать эта взыскивалась вне зависимости, гнал ли самогон крестьянин "для личного употребления" или же был трезвенником. Таким образом, все местные крестьянские хозяйства вполне себе легально стали приобщаться к изготовлению домашнего алкоголя. Вероятнее всего, шведским наместникам было проще управлять именно "хмельной Финляндией", но последствия сего указа легли тяжким бременем на всё коренное население и в значительной степени повлияли на его не самые лучшие традиции...

Вот что сообщал по этому поводу в отчёте за 1844 год генерал-губернатор Великого княжества Финляндского князь Меншиков:

"Пьянство - давнишнее зло, от которого страдала Финляндия. Надо отдать справедливость тамошнему селянину, что порок сей происходит в нём не столько от собственной наклонности, сколько от существовавшего шведского постановления, требовавшего от каждого семейства особую подать за право курить вино, для своего употребления, без различия, желает ли он сим правом пользоваться..."

Так в иных крестьянских семействах без употребления своего самогона не обходился ни один день. Путешественники, проезжавшие финские деревни в воскресные дни, замечали даже в жаркую летнюю погоду струившийся от каждой избы характерный белый дымок и общий весьма специфический запах домашних винокурен... Тогда это объясняли суровым климатом и необходимостью иметь в каждом доме запасы крепкого спиртного. Опять же - традиции...

Далее генерал-губернатор пишет: "Крестьянин, по невежественности своих расчётов, считал себя в потере, если не будет выкуривать вина, ибо платил бы подать даром и потому, чтобы устранить этот мнимый убыток, он истреблял зерно на винокурение, а потом пил без меры, пока запас не истощался; в это же время происходили нередко драки, оканчивавшиеся иногда смертоубийством..."

Криминальные истории

И действительно, полицейские сводки о происшествиях буквально пестрели сообщениями о пьяных поножовщинах и несчастных случаях, происходивших с людьми в нетрезвом их состоянии. Вот характерные эпизоды того времени, описанные в донесениях Выборгского магистрата и Выборгского коменданта Выборгскому губернатору.

В 1796 году пьяный извозчик на своей двуколке как ураган пронёсся по предместьям Выборга, сбивая всё и всех на своём пути, и бешеную гонку закончил на рынке у Выборгского форштадта (нынешняя Петровская площадь), врезавшись в торговые ряды. Подобных эпизодов случалось немало, один из таких весьма красочно экранизирован в комедии Гайдая "За спичками". Правда, на деле всё оканчивалось совсем не весело: счёт раздавленных и покалеченных лихими наездниками ежегодно исчислялся десятками.

В каждой второй крестьянской семье имелось огнестрельное оружие, так как финнам - традиционным охотникам, это не слишком возбранялось даже при шведах. В 1813 году финский крестьянин Михаил Пулка с острова Риеккала (на Ладоге) повздорил на свадьбе соседа с одним из гостей, завязалась драка, после которой изрядно перепившего гуляку выставили из-за стола. На следующий день Пулка продолжил пьянку уже дома, после чего, вспомнив обиду, зарядил имевшееся у него ружьё и неизвестно откуда взявшийся кремневый пистолет, прихватил и порох со свинцом и отправился разыскивать обидчиков. Слух о неадекватном вооружённом до зубов

крестьянине моментально разлетелся по селу. Все попрятались. Буйный крестьянин начал стрелять по окнам домов, методично перезаряжая своё оружие. Наконец, группа смельчаков, подождав, пока Пулка в очередной раз разрядит свои стволы, пыталась его скрутить. Однако тот вытащил охотничий нож... Тогда в дело вмешался другой охотник, тоже не слишком трезвый: он выстрелил в буяна из своего ружья и попал тому в печень. В итоге Пулка скончался от потери крови по дороге к лекарю.

Большая часть краж и грабежей совершалась жителями сёл так же в состоянии алкогольного опьянения. И с той же целью - добыть вожделенный напиток.

"Казённая продажа питей"

В России первая государственная алкогольная монополия была учреждена ещё в 1474 году царём Иваном III. В 1696 году государственную монополию, третью по счёту, учредил Пётр Великий. Однако в 1716 году ввёл в стране свободу винокурения, обложив производителей пошлиной. Такая свобода выбора существовала до 1894 года. Интересно, что продавцов водки в лавках в России XIX века стали именовать целовальниками. Будто бы клялись не разбавлять спиртное и целовали при этом крест.

В Финляндии действовавшую со шведских времён обязательную пошлину на "частное" винокурение отменил уже Николай I.

Как отмечает Меншиков, император ещё в начале своего царствования "отменил эту безусловную подать, освободив от оной тех, кто откажется за себя и наследников от права домашнего винокурения, многие сим уже воспользовались, и теперь пьянство примерно ослабевает, ибо винокуренные заводы далеко не представляют им того соблазна, какой господствовал при запасах собственного вина бывших у каждого под рукою..."

Однако далеко не все крестьянские семьи отказались от самогона в обмен на отмену винной подати. Многие иного себе уже и не представляли.

А чтобы не платить, подались в леса строить заимки, где и налаживали производство и сбыт своей продукции. Десятилетиями полиция и фискалы устраивали облавы, ловили самогонщиков, сжигали лесные заводики. Для подобных рейдов привлекали даже подразделения донских казаков, дислоцированных на территории Выборгской губернии. Однако ни угроза больших штрафов, ни тюремного заключения не помогали. На месте одних заимок появлялись другие.

Помимо подпольно изготовленного алкоголя, благодаря Выборгскому порту в губернии началась повальная контрабанда алкоголя импортного. Иной раз корабли тайно доставляли на берег лодками бочки с бренди, ещё стоя на рейде.

Проблема алкоголизма и самогоноварения касалась не только Финляндии, но и России в целом. В 1894 году по инициативе министра финансов Витте была введена четвёртая по счёту винная монополия. Только за 1913 год она принесла 26 процентов доходов в бюджет Империи.

С началом Первой Мировой войны император Николай II запретил торговлю спиртными напитками, оставив такое право только за аптеками в лечебных целях и по рецептам, выдаваемым силовыми ведомствами. В Выборге такое право на период военного положения имела лишь канцелярия коменданта крепости.

0

Комментарии

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи

Ваше мнение

А вы пытались стать видеоблогеом?

Опрос завершён
Все опросы