Газета
«Выборгские Ведомости»
Все выпуски
 

«Месту происшествия» – восьмой месяц

В пожаре, уничтожившем дом и имущество, дознание упорно не видит «события преступления». В публикации «Версия поджога не исключается» («ВВ»№ 42 от 28.10.2016) мы рассказали о несчастье, постигшем наших друзей и коллег из поселка Рощино - внештатного корреспондента «ВВ» Наталию Павлову и ее мужа Владимира Павлова: 23 октября прошлого года, в воскресенье вечером, сгорел их дом на улице Островной.

По странному совпадению случилось это через два дня после выхода в свет в нашей газете материала Наталии Павловой «Сделка с призраком» - о нарушениях правил пожарной безопасности именно на улице Островной в Рощине («ВВ»№41 от 21.10.2016 ). Дознание по факту пожара проводил отдел надзорной деятельности Выборгского района ГУ МЧС по Ленинградской области, однако по прошествии семи месяцев оно еще не завершено. О том, что пришлось пережить погорельцам и почему расследование дела о пожаре волокитится, нам рассказала Наталия Павлова.

«Прежде всего, хочу воспользоваться возможностью и поблагодарить всех, кто остался неравнодушным и к нашей беде. Благодаря поступившим на расчетный счет средствам, мы смогли обустроить временное жилище и пережить зиму. Думается, что во времянке нам придется жить долго, поскольку восстанавливать останки сгоревшего дома сейчас нельзя – он уже восьмой месяц остается «местом происшествия».

Работу пожарных 109 пожарной части ГКУ «Леноблпожспас» иначе как «героической» не назовешь. В условиях отсутствия пожарного разворота на узкой улице водители пятитонных машин проявили чудеса маневрирования. Всяческих похвал заслуживают и сами пожарные, падавшие от усталости после нескольких часов работы в невероятно трудных условиях, но продолжавшие заливать вновь и вновь появляющиеся очаги пламени. Огонь удалось локализовать только к утру.

Наутро из Выборга прибыла пожарный дознаватель Ксения Аверьянова. Мельком обозрев окрестности и заглянув внутрь дома через пропиленную пожарными дыру в стене, дама произвела по ее мнению «необходимые и достаточные» доследственные действия. Сначала взяла объяснение у меня, и я ей подробно рассказала, как все произошло. О том, что в 20 часов 50 минут услышала звуки фейерверка, а затем увидела в окно и сам «салют». Выбежав на крыльцо, пришла в ужас от внезапности появления языков пламени, с хлопками и треском вырывавшегося из-под крыши соседской квартиры, крикнув «Пожар!», вырубила свет. Дочь в это же время уже набирала номер 112. Рассказала и о том, что накануне в соседской половине шумная компания целые сутки отмечала «хеллоуин», и пожар начался после ее отбытия. И, конечно, про трудности тушения огня, связанные с отсутствием разворота для пожарных машин. Взглянув на написанное дознавателем с моих слов объяснение, я поняла, что еще нахожусь в шоке и не могу даже прочитать текст. Поэтому попросила зафиксировать его на телефон с тем, чтобы впоследствии дополнить, на что получила категорическое «нельзя».

За отказом - отказ

Познакомиться с записью собственных показаний мне удалось только спустя три месяца, в конце января, когда дознание вынесло первый вердикт об отказе в возбуждении уголовного дела «за отсутствием события преступления». В нем я не увидела и половины того, что наговорила дознавателю. Изучив полторы сотни листов «отказного дела» и увидев в нем явные процессуальные прорехи, направила жалобу в Выборгскую прокуратуру. Прокурор мою жалобу удовлетворил, отказ отменил в полном объеме, обязав орган дознания устранить допущенные нарушения закона. Наверное, после этого выборгские дознаватели о моем существовании напрочь забыли, поскольку узнала я о втором отказе только лишь в мае 2017 года. Пришлось опять жаловаться прокурору, причем конкретно на бездействие дознавателя, которая даже не произвела полного осмотра очаговой зоны, но при этом умудрилась сделать вывод об отсутствии признаков преступления.

Причина бездействия на самом деле кроется в том, что материал о пожаре поименован с самого начала «отказным производством», а значит, итог расследования был предопределен заранее. Тщательным поиском признаков преступных деяний в таком случае дознаватель себя не утруждает. Вот если бы были трупы, тогда дознание пошло по другому сценарию. Как говорится, нет тела – нет дела. Тут надо пояснить, что трупами мы с мужем не сделались по счастливой случайности: вот если бы легли спать пораньше и пламя не заметили, то… А тут эка невидаль - кошка подпалилась малость, пенсионеры жилья лишились да чуть умом не тронулись.

Убежденность дознавателя в безупречности качества собственного расследования наводит на мысль о существующей практике выборгского отдела надзорной деятельности – отказными постановлениями спихнуть на оставшихся в живых погорельцев разборки с виновниками пожара. Между тем, в методических указаниях МЧС России даны четкие наказы органу дознания о тщательности осмотра места происшествия с целью обнаружения очага и причин возникновения пожара. В протоколе осмотра поэтапно должно быть отражено все осмотренное печное и электрическое оборудование, прогары в полу, стенах и потолках, степень закопченности, состояние вещей. Если на электрических проводах имеются признаки короткого замыкания, то дознаватель должен не просто изъять их для экспертизы, а осмотреть всю сохранившуюся проводку, особенно квартирный электрощит, и зафиксировать все обнаруженное в фототаблицах.

В нашем случае госпожа Аверьянова не сделала из этого ничего. Даже обследовать помещение с камином, где целые сутки тусовалась молодежь (гости соседей) и откуда полыхнуло, не посчитала нужным. Протокол осмотра составлен настолько неполноценно, что в результате проведенной экспертизы специалисты даже не смогли ответить на основной вопрос: «Где располагался очаг пожара?», хотя визуальным осмотром можно четко определить конкретное место с максимальным участком выгорания, где термические поражения материалов более значительные.

Еще один любопытный момент. Изучив в материалах дознания акт о пожаре от 109 пожарной части, я обомлела: из него следовало, что пожарные потушили огонь почти моментально - через 14 минут после прибытия на место! Но ведь при такой быстроте действий пожарных огонь до моей квартиры просто не успел бы добраться. Я долго ломала голову над вопросом, зачем нужно было командиру подразделения доблестных пожарных искажать отчетные данные, уменьшив фактическое время тушения с нескольких часов до нескольких минут. Только потом до меня дошло, что командир отчитался не по факту, а по нормативу времени, отпущенному в этом случае на тушение пожара, тем самым статистически улучшил показатели работы родного подразделения».

О прокурорском надзоре

Забывчивым выборгским законникам не лишнее напомнить об их собственном давнем иске. 12 декабря 2013 года Выборгский городской суд своим решением удовлетворил иск городского прокурора и обязал администрацию Рощинского городского поселения в срок до 10 июля 2014 года «устранить нарушения законодательства по обеспечению требований пожарной безопасности». А именно: устроить площадку с островками диаметром не менее 16 метров для разворота пожарных автомобилей в конце проезжей части тупиковой Островной улицы. Прошло почти три года, а воз и ныне там. Администрация решение суда не выполняет, а прокурор не напоминает о себе как взыскатель по делу.

Но вот гром в виде пожара грянул, и последствия в виде крупного материального ущерба (Павловы предъявляют сумму на восстановление дома порядка 3 миллионов рублей) наступили. В том, что пожарные машины при очередной закачке воды должны были пятиться задним ходом по узкой улочке вдоль обрыва, а пожарные при этом теряли драгоценные минуты, есть вина конкретного чиновника, а не виртуальной администрации.

После июньской жалобы Наталии Павловой начальник отдела надзорной деятельности Выборгского района Дмитрий Хабибуллин переслал материалы дознания на проверку в вышестоящую инстанцию – Управление ГУ МЧС по Ленинградской области. Сколько времени будет длиться эта круговерть и чем закончится, сказать трудно. Однако этот конкретный случай, связывающий воедино непрофессионализм районных дознавателей, погоню за улучшением статистики в ГКУ «Леноблпожспас», а также злостное неисполнение решения суда администрацией МО «Рощинское городское поселение», свидетельствует не только о наплевательском отношении чиновников разных ведомств к людям, попавшим в беду. Скорее всего, эта показательная история говорит о системном сбое в одной из важнейших функций государства – обеспечении безопасности, защищенности граждан и их имущества.

2370
30.06.2017
Рубрика: За гранью
Печатный номер: №25 от 30.06.2017
0

Комментарии

наталья, 01.07.2017 в 21:57:44
Не дай бог столкнуться вот так с этой сраной системой...
0

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи