+7 95 000 69 799
Написать нам
Газета
«Выборгские Ведомости»
Все выпуски
 

Гостайну разгласила женская дружба

Прослушивая телефон, сотрудница самой секретной службы полиции узнала голос подруги детства и приняла решение. Так следователь ФСБ в деле о разглашении гостайны сформулировал редчайший умысел: из ложно понятых интересов дружбы.

С точки зрения Следственной службы регионального УФСБ – это редкое дело по статье 283 УК «Разглашение гостайны». На взгляд оперативников отдела «М» ФСБ и «оружейного» отдела Управления уголовного розыска, что задерживали 13 июля торговцев оружия, – удачная комбинация. Но все смыслы не уместить в протоколах. Внутри детектива «Фонтанка» раскопала уникальную историю, где сотрудница секретного бюро рискнула свободой ради петербурженки, с которой сидела за одной партой.

Для того чтобы окунуть читателя в непривычную ему тему, автор чуть раскроет личный опыт. Это было давно, я пил кофе с одной сотрудницей, служившей тогда еще в Управлении специально-технических мероприятий ГУВД. Должности этих девушек звучат скудно – контролер ПТП – прослушивания телефонных переговоров. Вдруг она мне показывает на персону и говорит: «Ты не представляешь, какая свинья сидит вот за тем столиком». Я: «Знакома?». «Нет, – отвечает. – Просто я его уже месяц слушаю. По голосу узнала. Каждый день от его разговоров тошнит – редкая сволочь».

Примерно то же самое случилось весной прошлого года с аттестованным, но считающимся негласным сотрудником этого секретного Бюро ГУ МВД. Контролеру Марине за тридцать лет. Вдруг она, в разговорах порученного ей объекта, услышала голос его жены. А в том голосе Марина узнала подругу детства, с которой жила в соседних петербургских домах, училась в школе, сидела за одной партой и многое другое, столь незабываемое. Сотрудница – не девочка, понимала, куда двигается судьба мужа подруги. Она же сама документировала его опасные разговоры. Из тех же аудиофайлов узнала, что у подруги родились двое детей. «Фонтанка» не знает, как долго она переживала, но знает, как решила помочь петербурженке, в супружестве Нагаевой.

Связанная совсекретными приказами, Марина побоялась явиться сама. И начала мудрить. Купила дешевый телефон, вставила «левую» сим-карту и инкогнито начала писать ей смс-сообщения. Тексты были предельно понятные – скажи своему мужу, чтобы бросил зарабатывать на оружии. Да и вообще, язык у него бабий.

Безусловно, Марина отдавала отчет, что делает, и чем это ей грозит. Безусловно, жена передала информацию мужу. И, конечно же, супруг обсудил ее с коллегами по бизнесу.

Уж как оперативники отдела «М» (курирование правоохранительного блока) УФСБ узнали – не о том текст. Но поняли, что в самом нутре системы – крот. Далее последовали уже другие, более изощренные технические мероприятия. Они и привели к Марине.

Когда в мае 2016 года Марину пригласили на Литейный, 4, она недолго отпиралась. А оперативники впервые в своей практике закрепили разглашение гостайны не по халатности, не из корысти или злости на Родину, а за дружбу. Но, как говорится, Нагаев не плюшевыми медвежатами торговал, и в мае Марину нехорошо уволили из органов. А материалы потом долго подвергались экспертизам.

Здесь уместно заметить, что состав разглашения государственной тайны хоть и формальный, но щепетильный. И даже за месяц, даже при давлении сверху, такие дела не возбуждаются. Кстати, именно поэтому увязывание столичными экспертами аналогичного уголовного дела в отношении руководителя «Силовых машин» Романа Филиппова с громким скандалом поставки оборудования турбин «Сименс», находящихся под европейскими санкциями, в Крым – лишь красивая политологическая версия.

Само уголовное дело в отношении нашей героини было возбуждено еще 26 июня этого года, а ей ограничили свободу подпиской о невыезде. Зато именно под это дело и провели обыски у фигурантов разработки «оружейного» отдела Управления уголовного розыска. Все просто: информации у них было с избытком, а с доказательствами, позволяющими обыскивать, – не очень.

В итоге 13 июля те же оперативники «М» и сыска вошли в квартиры и гаражи нужных им мужчин. И в обоих случаях не пожалели. У петербуржца Нагаева на проспекте Энгельса, где живет та самая подруга, нашли: пистолет-пулемет «Скорпион», карабин «Застава», два пистолета «Застава» и 300 к нему патронов.

У его коллеги по ремеслу Попондополо и того поболее. Правда, за его арсеналом пришлось доехать до Выборга: два автомата АКСУ-74, две винтовки Мосина, обрез винтовки Мосина, винтовка «Браунинг», ружье Эмилио Резини, ТТ, пистолет Стечкина, ПМ, наган, две «Беретты», пистолет-ручка, тротиловые шашки на 200 граммов, граната Ф-1, 400 граммов пластида, два СВУ, ручная кумулятивная граната РКТ-3 и 3 тысячи патронов. На этот арсенал вы можете взглянуть здесь.

И только после этого были возбуждены уголовные дела по 222 статье УК – «Незаконное приобретение, хранение, сбыт …». По мнению оперативников, самые современные из найденных стволов пришли из Евросоюза. Так как Нагаев уже отбывал в Беларуси за контрабанду оружия из Эстонии, его отправили в камеру. А Попондополо так постарался с сотрудничеством, что его отпустили под подписку.

А что самое удивительное, так и утром 13 июля подруга, получавшая смс, была не в курсе, кто ей желал добра. Когда она прочитала постановление об обыске, где кратко, но указана фабула дела, то увидела лишь фамилию незнакомой ей женщины. Они ведь выходят замуж.

А вот когда их всех вместе собрали по кабинетам, там-то они и встретились глазами.

«Фонтанка.ру»

240
17.07.2017
Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»
Рубрика: Криминал
0

Комментарии

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи

 

Ваше мнение

Если вдруг в Выборг придёт жара, местом моего купания станет:

Все опросы