+7 (904) 60-46-0-13
Написать нам
 

Власть немногих, говорят, тебя нет

Российские власти из Швейцарии объявили об избавлении России от олигархии. То есть от тех, кто чудовищно разбогател при Ельцине и не понял, что надо вписаться в правила Путина. И Ленобласть такими богата. Вопрос в стилистике.

Нынешний экономический форум в швейцарском Давосе при прочих равных новостях дал гражданам России посыл от властей о том, каким сверху видят положение элит. Вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что в России больше не существует элит, а есть только "социально ответственные бизнесмены".

Объясняя свою мысль, высокий чиновник пояснил: "Мы не думаем, что у нас есть олигархи. Это образ 1990-х годов. Сейчас у нас – хорошие, работающие бизнесмены, социально ответственные, которые заботятся о стране и зарабатывают деньги, ведя ответственный бизнес". Вдаваться в такие дебри его заставил вопрос, как российские олигархи относятся к расширению санкций США против них.

В классическом понимании слова термин "олигархия", в переводе с греческого, означает "власть немногих". А если точнее, политический режим, при котором власть сосредоточена в руках малочисленной группы граждан и обслуживает их интересы.

В России это слово принято связывать с периодом правления Бориса Ельцина, хотя в то время вместо него использовали термин "нувориши". Тогда председатель правительства России Евгений Примаков, описывал их так: "Чудовищно разбогатев в результате грабительских условий приватизации, эта группа в период президентства Ельцина, сращиваясь с госаппаратом, заняла особое положение в стране".

В недавнем интервью Оливеру Стоуну Владимир Путин признался, что сразу по приходу в президентство он вызвал большой бизнес на откровенный разговор и потребовал прекратить существование прежних схем. "Олигархи тоже разные. И многие представители бизнеса, подавляющее большинство, вписались в эти правила. <...> Это не понравилось тем, кто зарабатывает свои миллионы и миллиарды не благодаря своим талантам бизнесмена, а умению наладить отношения с властью. Вот этим не понравилось, но это единицы".

Если посмотреть на судьбу тех, кто был при Ельцине, но исчез при Путине, можно понять, кто эти единицы. Например, звезда тех лет, медиа-магнат Владимир Гусинский, еле удрал в Испанию от уголовного преследования, с которого и начали. О том, сколько лет пробыл в карельской "Сегеже" владелец группы "ЮКОС" и по совместительству один из богатейших людей мира Михаил Ходорковский, знают даже дети. Долларовый миллиардер Борис Березовский и вовсе тихо умер в Лондоне.

Всех этих людей объединяет поведение, ведь они в открытую показывали, насколько не собираются вписываться, если дословно по Путину, в новые правила игры, которые подразумевают появление четкой границы между бизнесом и государством. В отличие от, скажем, основателя "Группы ОНЭКСИМ" Михаила Прохорова или создателя "БазЭла" Олега Дерипаски. Оба вполне неплохо себя чувствуют с состояниями, крутящимися вокруг цифры в десять миллиардов долларов.

Ленинградская область развивалась не вне, а параллельно со страной, так что и здесь шли аналогичные процессы. Несомненными символами периода, который легче обозначить как эру динозавров, пожирающих друг друга, стали Александр Сабадаш и Илья Трабер. Их расцвет тоже пришелся на то время, когда еще не возросли фамилии, которых ныне принято относиться к кругу первому — Ковальчуки, Ротенберги, Тимченко.

Тот же алкогольный магнат Сабадаш чувствует себя королем, ведь признанием авторитетов от него и не пахло. Дача в Ницце, ланчи в Монте-Карло — все это банальность для фигуры, каковой он себя сделал. Для такого, как он, стать сенатором — легче легкого. Чашу возможностей переполняет лишь желание сделать самостоятельным Ненецкий автономный округ, который он и представлял в Совфеде.

Да и стиль поведения отстает от времени, ведь Ельцин уже несколько лет как устал, а вокруг все начали носить костюмы. Близкие к Сабадашу вспоминают, как его пытались убедить в том, что на общей карточке сенаторов нельзя появляться в кожаной куртке. Пришлось отправить водителя за рубашкой и галстуком. После церемониала фотографирования, практически тут же, от галстука он избавился, кожаную куртку надел, и в привычном виде отправился на работу.

Теперь Александра Сабадаша называют сбитым драконом, ведь ему уже дали шесть лет. Да что уж там говорить, "нет" ему способны сказать даже депутаты ЗакСа Ленобласти.

О владельце всего выборгского написано столько, что когда-то его сделают и героем романа. Как и товарищи по цеху, он вовремя понял, как пространство позволяет делать деньги. Только ему удалось создать сообщество, похожее на этнос, под названием "выборгские", которые, кстати, надолго стали одним из значимых кланов в отдельно взятом субъекте. Он, кажется, в принципе не воспринимал себя как часть некоего организма, и, кстати, тоже бы с удовольствием отделил Выборг от страны.

С 2011 года Трабер предпочёл покинуть страну, а теперь он пусть и с экономическими амбициями, но пенсионер.

Точно так же, как и на федеральном уровне, основополагающим становится вопрос стилистики, а не внутренней силы. Вполне себе встроился в процесс, к примеру, основатель "Группы "ЛСР" Андрей Молчанов. Он до предельного деликатен даже с журналистами, так что вокруг него создаётся благообразный фон созидателя, а не разрушителя, что немаловажно именно сегодня.

На секундочку, Андрей Молчанов еще шесть лет назад считался претендентом на пост губернатора Ленобласти. Он считался, да и являлся, спонсором областной "Справедливой России", которая еще лет десять назад называлась второй ногой, а ее лидер Сергей Миронов был спикером Совета Федерации. Чуть позже Молчанов сам стал сенатором. Правда, ненадолго, и когда в 2013 году встал вопрос, можно ли ему сохранить бизнес или уйти из власти без обид, отдал свой билет.

Впрочем, даже сегодня Молчанов является одним из тех, с кем уж точно советуются, а по многим вопросам, в том числе кадровым, его мнение является решающим. Вспомним только, что еще три года назад его друг Георгий Богачев был строительным вице-губернатором, да и в депутатском корпусе есть целая грядка тех, кто с ним связан. Взять того же спикера Сергея Бебенина или единоросса Юрия Терентьева.

Девелопер и создатель "СВП-груп" Сергей Петров, на бывших землях которого во Всеволожском районе теперь мини-города, на публике ведёт себя как можно более деликатно с представителями власти. Насколько бы разные ни были объемы их кошельков.

Сейчас Сергей Петров депутат Госдумы. Кстати, пост занимает одиннадцатый год подряд. Он тоже неоднократно входил в неформальные списки претендентов на пост губернатора Ленинградской области. Считается, что сейчас его давний товарищ, Михаил Москвин - как раз действующий вице-губернатор по строительству. Имел он виды на власть в Ломоносовском районе, но аккуратно оттуда подвинулся в 2014, когда ему указали. Петрова уж точно спрашивают, когда дело касается профильных кадровых решений и когда обсуждаются те или иные строительные условия.

Так что говорить, что те люди, которых мы перечислили, потеряли влияние, несколько надуманно. По большому счету, те, кто когда-то заработал при помощи государства, остались при нем же, пусть и не в том статусе, что когда-то давно. Сегодня они не имеют возможности дерзить, скорее, наоборот, будут всячески подчеркивать свою лояльность и, разумеется, на публичных встречах.

47News

701
30.01.2018
Юлия Гильмшина, 47News
Рубрика: Политика
0

Комментарии

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи

Последние комментарии