+7 (904) 60-46-0-13
Написать нам
 

Современная жизнь глазами нового «Идиота»

Этой осенью театр « Святая крепость» прилежно восстанавливает свои шедевры. Вначале «Три сестры» по Чехову в постановке Юрия Лабецкого, а 1 декабря состоялась премьера «Идиота» в постановке Владимира Воробьева. Полное название спектакля « Идиот или странный сон Настасьи Филипповны». Первый вариант постановки был осуществлен 12 лет назад, и она вызвала восторженные отзывы. Роль князя Мышкина исполнял з.а. РФ Николай Устинов- Лещинский, актер уже зрелого возраста.

В сегодняшней версии исполнители главных ролей те же: Рогожин – з.а. РФ Евгений Никитин и Настасья Филипповна – Галина Кикибуш. А на роль князя Мышкина был приглашен молодой Михаил Никулин, и он вполне вписался в трио. Однако режиссер утверждает, что это - не восстановленный спектакль, а совсем другая постановка. Он ужал его до трех часов, первая версия шла пять с половиной часов. Ужать постановку предложил Юрий Лабецкий, понимающий, как трудно зрителю высидеть такую сложную, в том числе, по продолжительности, пьесу.

Как рассказал Владимир Лазаревич, он живет в Израиле, приезжает в Россию часто, видит, что за 12 лет произошли катастрофические изменения. 2006 год, когда был поставлен первый «Идиот», и 2018-й – «дистанции огромного размера». Поэтому он «ужесточил» центральную тему спектакля: все проверяются на деньги, и на отношение к ним. Актуальная для России тема, а вообще - вполне себе библейский сюжет, по мнению режиссера.

Уже название пьесы говорит о том, что спектакль «по мотивам» романа. Однако ни один спектакль и фильм не могут передать всю глубину литературного произведения. При переносе на сцену всегда «опускаются» значительные философские пласты, урезаются какие-то сюжетные ходы. Так что, неизбежно - «по мотивам». И в данном случае тоже произошла глобализация. Все проверяются на деньги: Епанчины, Иволгины, Парфён Рогожин, Настасья Филипповна. И на благородство тоже. В результате ужесточения «денежного» вопроса, персонажи опростились. В некоторых случаях, до схем.

Среди зрителей была моя однокурсница, приглашенная на спектакль. Она еще до начала постановки, посмеявшись, сказала, что видела один из вариантов «Идиота» на сцене, где «потеряли» одну из сестер Епанчиных. Сразу скажем, в этой постановке «потеряли» сразу двух сестер Епанчиных: Александру и Аделаиду. Осталась одна Аглая (Арина Лабецкая).

Но с этим вполне можно смириться, если есть главное. В конце концов, в центре - трагические взаимоотношения четырех: Мышкина, Рогожина, Настасьи Филипповны и Аглаи. И если трио Рогожин - Настасья Филипповна – Мышкин - напряженный нерв спектакля, то Аглая отсюда выпадает. Ну, не сводится роль Аглаи к поиску богатого жениха. А получается, что так. Ее любовь к князю Мышкину, так же, как и его чувства к ней, где-то «за кадром». Самым запоминающимся моментом остается ее кручение вокруг шеста в конце спектакля. Символ сегодняшней женской участи, по мысли автора.

Владимир Лазаревич с беспокойством говорил о том, что современные российские девчонки озабочены поиском богатых мужей и денег. Но Аглая Достоевского к этому вообще не имеет никакого отношения. Это совсем другой образ.

Понятно, что сжатость постановки по времени сказалась и на других персонажах. У писателя каждый человек настолько сложен, что оценить его, даже с точки зрения «денежного вопроса», не всегда получится. Нет белых и черных. Во втором «Идиоте» - генерал (Николай Устинов-Лещинский), его жена (Тамара Белова), Ганечка (Владимир Павлухин), его сестра ( Галина Басырова) и мать (Ольга Бубнова)– только фон, на котором идет борьба за Настасью Филипповну. Епанчины и Иволгины совсем окарикатурились.

А что Настасья Филипповна? В первом акте - всего лишь надменная красавица. Где же ее страдание, из-за которого ее князь Мышкин полюбил? Ведь недаром на заднике сцены постоянно присутствует декорация - огромные нарисованные глаза (Настасьи Филипповны)? Об этом мы можем только догадываться, если читали Достоевского. Галина Кикибуш прекрасно иллюстрирует образ, но нельзя рассчитывать на то, что в зале сидят лишь читающие классику люди. Великолепна сцена торга за Настасью Филипповну, в зале раздались аплодисменты. Но почему она потом бросает князя Мышкина, осталось непонятным в этом варианте спектакля. А понимать сложные душевные движения героев должен и читающий, и не читающий зритель.

Во втором действии, по мысли режиссера, характеры получают развитие. Рогожин в исполнении Евгения Никитина – роскошный образ от начала до конца. Мне кажется, что Михаил Никулин тоже справился с ролью странного святого, каким предстает князь Мышкин в спектакле. И взгляд Мышкина, тот самый, прозрачный и чистый, тоже есть.

Эти трое – Галина Кикибуш, Евгений Никитин и Михаил Никулин, правильно тянут одеяло на себя, не давая упасть напряжению спектакля.

Во втором действии и Галине Кикибуш - идеальной Настасье Филипповне, с моей точки зрения, удается показать болезненный, надрывный характер метаний героини. Но шедевра уже не получилось.

Спектакль - есть. И даже где-то - Достоевский. А былого триумфа нет. Все же «обрезание» постановки привело к существенным потерям.

Комментарии

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи