+7 (904) 60-46-0-13
Написать нам

Елена Винокурова

Рейтинг: 335

По-настоящему злой перфоманс

О том, что показал театр «АХЕ» в Выборге, я, как сумела, рассказала в одном из предыдущих номеров газеты. Но есть дополнения: после спектакля удалось поговорить с актерами, услышать зрительские отзывывы, а также узнать, что думает по поводу спектакля «Плаг и плэй» режиссер Владимир Михельсон. Предыдущее здесь: http://goo.gl/6ZDfb

Маленький мальчик сказал Максиму Исаеву, что он тоже «любит баловаться» и поэтому спектакль ему очень понравился. «У меня чувства, как у ребенка, которого сводили в цирк» — поделился очень взрослый человек.

Пришлось услышать и высокомерное: «На западе такие вещи были актуальны в 70-е». Не люблю снобизм. Тем более, что истоки жанра — значительно глубже, чуть ли не в древности, его корни в той эпохе, когда театр и цирк были единым целым. «Такие вещи» были актуальны, в частности, в начале прошлого века. «В объятиях шута и балагана мир похорошеет, станет молодым», — сказал Александр Блок (ну или почти так). Балаган взрывает реальность, изъясняясь языком площадей, вовлекая зрителей. Злободневность, социальная сатира интегрированы в шутовское представление.

«То, что происходило на сцене, похоже на мою жизнь», — сказала моя знакомая. «Так мы занимаемся реализмом!» — отреагировали актеры. Художественный руководитель театральной программы Дмирий Павлов после спектакля привел нас в ближайшее кафе, где мы встретились с Максимом Исаевым и Павлом Семченко. Обаятельные, открытые люди, я очень оценила то, что Максим прямо и просто ответил на незатейливый вопрос:

— Что вы хотели сказать этим спектаклем?

— Мы хотели сказать, что иногда есть смысл ходить в театр, чтобы использовать чувства по назначению, а именно — чтобы чувствовать чувствами.

Поиск формы, жанра, по словам Максима, — процесс длительный и кропотливый, но если удалось правильно «поймать» жанр — в  нем достаточно легко существовать. Тогда появляется свобода:

— Поначалу мы делали более робкие вещи. Казалось, может надо поосторожнее, поспокойнее, грязи такой не делать, картину не продавали очень долго. Сейчас, как нам кажется, мы очень отвязно существуем на сцене.

Следует понимать, что репетировать такой спектакль невозможно. (Говорят, что сцену во дворе дома Хакмана после «Плаг & Плэй» пришлось перекрашивать)

— Мы выстроили определенную последовательность, мы знаем, к чему стремимся, к какому результату. Есть инженерная мысль, план...

— То есть, поэтому «инженерный театр»?

— Леонардо — он же себя инженером называл и неплохо рисовал. Инженер соединяет вещи, занимается конструированием. Точный холодный расчет, анализ, — что-то пробуешь, начинаешь комбинировать, понимаешь, чего не хватает, как усилить, как обострить...

— Вы так же холодно рассчитываете реакцию зрителя?

— Все-таки нет. Ну, мы можем, конечно, предположить, надеяться на какую-то реакцию, допустим — тишина в конце и никто хлопать не хочет...

И пояснили, что они те самые, кого "главный сатрап и мучитель всех времен и народов Иосиф Сталин на съезде писателей в своё время назвал «инженерами человеческих душ».

 Максим и Павел — очень разносторонние люди, востребованные художники — не будем повторяться, всё есть в интернете. Ну за некоторм исключением:

— «В контакте» меня нет. Вера не позволяет — я друид, — заявил Максим. — Я верю в дубы. Дуб и береза запрещают пользоваться контактом. Наш лозунг «Мох любит нас!» «С нами мох!»...

«А ведь это злой спектакль!» — за соседним столиком сидел Михельсон.

И пояснил свою мысль следующим образом:

— Что нам говорят со сцены? «Сейчас мы вам приготовим замечательное блюдо!» Да, начинается с того, что писатель пишет пьесу! И вот этот блистательный этюд! Чем писатель пишет текст? Он берет всё, что надо и не надо: как у гоголевского Ноздрёва был повар, который, приготовляя блюдо, сыпал туда всё, что попадается под руку, руководствуясь принципом — было бы горячо, а вкус «уж верно какой-нибудь получится».

И вот, у нас на глазах происходит приготовление невероятных коктейлей — немножко секса, немножко крови, немножко остренького, очень острого, взрывоопасного, — продолжает Михельсон. А теперь, — вы видели как всё это приготовлено? — а теперь кушайте! Вы будете это есть! Это по настоящему злой перфоманс. Я познакомился с мальчиком, интересуюсь: «Миша, тебе понравилось?» «Очень, да, они много всего изобретают... — отвечает. — Только не понимаю, почему они дают это есть, это же невозможно — есть?» Спрашиваю: «Миша, а ты ТВ смотришь? В телевизоре приготовлено все из таких же материалов, но ты сидишь и смотришь. Это в тебя попадает через глаза и уши, и вся эта дрянь лезет в тебя».

И вот это высказывание сделано явным: ЕШЬТЕ! Это сделано с их драйвом, с их обаянием, с их музыкальностью. Ведь они сходу рисуют замечательную картинку!

— Вы считаете, этот их посыл — мы знаем как быть счастливыми, знаем что такое радость, готовы поделиться рецептом — это лукавство?

— Конечно! Нет, они прекрасны — что Макс что Пал Олегыч... Они говорят — хотите драйва, замешанного на чем угодно? Они же это делают и говорят — нас ведь этим и кормят! И мы, как бараны, это кушаем изо дня в день.

И не случайно зрителям раздали овощи — «закидайте нас!»

А как правильно смотреть — ответа нет. Как угодно. Выключить голову и быть свободными.

P. S. Интервью с Михельсоном о его спектакле, о фестивале

http://vyborg-press.ru/pblogs/kultura/2011/07/12/pyat__vecherov

Прикрепленные изображения

3322
21.07.2011
0

Комментарии

SAM, 24.07.2011 в 15:13:38
По настоящему злой Михельсон! Мох любит нас!
0

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи

 
Газета
«Выборгские Ведомости»
Все выпуски