+7 (904) 60-46-0-13
Написать нам

Андрей Коломойский

Рейтинг: 1529

ПАПУЛЬСКИЙ ПАРК – ВСЁ… ЧТО СЛЕДУЮЩЕЕ?

С самой зимы я не мог заставить себя поехать в Папульский парк (Papulan Puisto). Бывший Папульский парк, приговоренный к смерти.

Но, по просьбе петербургской коллеги, побывал там 12 июля.

 

Напомню читателю фабулу

 

 

Папульский парк был разбит на одноименной горе в 1886 году главным садовником Выборга Карлом Матиасом Рамстремом по плану стокгольмского садового архитектора Райдберга. За годы своего существования парк совершенствовался и хорошел, оставаясь прекрасным в своей гармонии – в последней четверти XIX века коммерции советник Ротхен создал в парке стадион, который передал городу, книготорговец Виктор Говинг, вместо первоначально деревянной, установил там элегантную металлическую смотровую вышку «Pilipuu», великий архитектор Уно Ульберг построил там ресторан. Парк был любимейшим местом отдыха горожан долгое-долгое время.

Ценность и красота парка были высоко оценены даже Советами, обычно без пиетета относившимися к захваченным территориям – в 1940 году новые власти отнесли в охраняемую зону «Парк Папула. 136 га. Р-н Иматра».

Не меньшим признанием уникальности этого культурного достояния парк был отмечен и в новейшие времена – в 2013 году на международном семинаре «Мультикультурное наследие Выборга и его сохранение», оценивая перспективу включения Выборга в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, было выражено сожаление об отсутствии защиты «обширного культурного ландшафта – парка на горе Папула».

Идя навстречу озабоченности этого международного экспертного собрания, патронируемого экс-президентом Финляндии Тарьей Халонен, министерство культуры РФ включило «Комплекс «Парк на горе Папула» под 218-м номером как несомненный объект охраны в раздел «Исторически ценные градоформирующие объекты», закрепив это в директивном приказе №119 от 20 января 2015 года.

В сентябре 2015 года парк начали уничтожать – площадь вырубки парковых насаждений исчислялась гектарами, тысячами деревьев и кустарников. Никаких объяснений наступившему ужасу ни горожанам, ни международному экспертному сообществу никто давать не собирался.

Понадобилось исследование, чтобы выяснить причины, цели и задачи истребления «исторически ценного градоформирующего объекта».

Все оказалось, как обычно, просто объяснимым. Структуры РЖД, в своем вечном стремлении освоить как можно больше денег, решили строить переезд через железную дорогу. Если бы переезд сооружался прямо по огибающему парк Смирновскому шоссе, находящемуся в хорошем состоянии и даже позволяющему расширить трассу при необходимости, то цена строительства (по предварительным прикидкам) не превысила бы 200 миллионов рублей. Но РЖД не ищет легких путей – прокладка нового шоссе прямо сквозь середину охраняемого парка, сквозь рукотворные и природные скальные ландшафты, стоила уже миллиард.

Чтобы этот миллиард можно было освоить, нужно было обойти все охранные ограничения, для чего структуры РЖД обращаются к государственному эксперту Юлии Куваевой, находящейся, как выяснили эксперты ИКОМОС (Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест), в трудовых отношениях с заказчиком экспертизы (что законом запрещено). Куваева пишет липовую экспертизу, экспертами ИКОМОС признанную ничтожной, в которой делает корыстный вывод о том, что ровно по линии проекта путепровода парк больше не является парком.

На основании этой экспертизы и начинается тотальное уничтожение Papulan Puisto.

 

 

Оккупанты и коллаборационисты

 

Это название главки мне не кажется слишком резким – я готов отстаивать свою точку зрения в любых инстанциях.

Отношение тех лиц и организаций, которым надлежит беречь и сохранять национальное и мировое культурное наследие на территории Выборга, иначе, чем оккупационное, я не могу. Оккупация (захват), согласно словарям, может быть распространена не только на чужие страны, но и на свою, характеризуется временностью миссии, непостоянным статусом, пренебрежением интересов населения, находящегося на оккупированной территории, на которой выстроена собственная администрация.

Пройдемся по администрации.

Местные власти были вполне довольны липовой экспертизой Куваевой по причине, заложенной в нее скрытой составляющей, открывающей значительные коррупционные возможности – даже та часть Папулы, которая Куваевой была признана парком, этой экспертизой определялась как «достопримечательное место», но не «памятник». А такой статус позволяет хоть вести на территории парка элитную коттеджную застройку, хоть возвести там цементный завод. И право на размещение всего такого переходит в руки местной администрации.

Департамент охраны памятников при областном комитете культуры экспертизу Куваевой прячет, чтобы скандал вокруг столь масштабного вандализма не разгорелся до того времени, пока будет поздно что-либо изменить, а также не включает актом парк в Госреестр, как «объект культурного наследия» - парка, как бы, не существует. Местная администрация, в свой черед, выкладывает на своем сайте Генплан, в котором нет и намека на прокладку шоссе сквозь парк.

Вот перечень должностных лиц и организаций, которые с равнодушием оккупантов-временщиков не сделали ничего для того, чтобы произведение садовых архитекторов Рамстрема и Райдберга было сохранено для государства и города, для граждан нынешнего и грядущих поколений, но сделали все, чтобы парк разрушить: выборгская муниципальная администрация, департамент охраны памятников, комитет по культуре Ленинградской области, губернатор ЛО Александр Дрозденко, выборгская городская прокуратура, прокуратура ЛО, министерство культуры РФ.

Вся эта вертикаль закон нарушила многократно, на сообщения о нарушении закона не реагировала никак, ответов на зарегистрированные заявления и запросы не давала и, в лучшем случае, цинично бездействовала. Газета «Санкт-Петербургские ведомости» охарактеризовала происходящее с наследием Выборга так: «объяснений может быть два – полная неосведомленность или же коррупция» - выберите нужное…

Теперь о коллаборантах.

По определению Викисловаря, коллаборант - предатель, сотрудничающий с врагами своей родины, своего народа. Выборг наша родина, для меня он оккупирован и в зримой опасности разрушения теми, кто для меня враг. Когда был снесен исторический, охраняемый законом, квартал в Старом городе, был создан некий общественный совет по сохранению и восстановлению. Главой его стал глава администрации Александр Лысов, без всяких законных оснований давший указание этот самый квартал снести. В совет вошли только, и исключительно, те лица, которые были готовы с пеной у рта доказывать пользу уничтожения культурного наследия.

В то время, когда посыпался замок, Часовая башня, сгорели Дом Теслефа и кордегардия, окончательно рухнул пороховой погреб Восточно-выборгских укреплений, был создан еще один общественный совет по спасению и сохранению. Теперь под губернатором, по его заверениям «лично ответственным за сохранение Выборга». Большая часть последних потерь пришлась именно на период «личной ответственности» губернатора. В состав совета, понятное дело, вошли те, кто ни разу, просто ни одного разу, не проявил толики беспокойства по поводу происходящего. Вся подконтрольная оккупантам коллаборационистская пресса в один голос запела о светлом будущем восстановления, ожидаемом на фоне текущих обрушений и пожаров. Эта пресса все глубже втягивалась в пилежку денег на реставрацию, открыто участвуя то в рекламе одних соискателей бабла на народном горе умирающего города, то втаптывая в грязь других, конкурентных воспеваемым.

Все они кичились своей осведомленностью в происходящих процессах, гордились доступом к лицам и организациям, к которым были приближены, получали информацию «от самого» и «от самих». Кто может быть лучше замминистра культуры Пирумова, денно и нощно заботящегося о Выборге, вопрошали они.

Или: ««Выборгские ведомости» пишут, что Папульский парк будут взрывать! Ха-ха-ха! Это надо же удумать! Мы от «самого» знаем, что не взрывать будут, а скамеечки там поставят!».

И что? Пирумов сидит.

 

А парк взрывают

 

Зрелище того, что раньше называлось «Папульский парк», разрывает душу.

Примерно треть его уничтожена физически. Ее просто нет. Еще на подъезде к бывшему парку через каждые 20-30 метров к деревьям приколочены яркие таблички, гласящие: «Опасная зона! Производятся взрывные работы. Вход и въезд в опасную зону запрещены, опасно для жизни!».

Весь удивительной красоты скальный ландшафт - от железнодорожных путей и почти вплоть до пересечения прокладываемой трассы со Смирновским шоссе, уничтожен полностью. Рельеф, вдохновлявший художников и архитекторов, перестал существовать. Остались лишь последние десятки метров до Смирновского шоссе, где сейчас взрывают скалы и старинные фундаменты, пережившие века и войны.

На противоположном конце того, что раньше было парком, высятся уродливые бетонные опоры путепровода. По территории разрушения бодро снуют экскаваторы и бульдозеры, сокрушая последние остатки работы Рамстрема и Райдберга.

 

Взгляд со стороны

 

Когда мы с коллегой, стоя посередине разрушений, снимали их результат, к нам подошел господин в строительной каске. Типичный такой технический интеллигент. Начался характерный для таких случаев разговор: «Простите, а что вы делаете на строительном объекте? У вас нет касок, а я отвечаю за безопасность работ. Вы, придя сюда, должны бы представиться, сообщить о своих целях производителям работ. Вот, прямо сейчас готовят очередные взрывные работы», и, неожиданно для нас, вдруг: «В принципе, хоть это и нежелательно, я не против того, чтобы вы походили тут, пофотографировали».

И продолжил: «Есть изначальный вопрос: зачем эту дорогу нужно было проектировать именно здесь? Я этого не понимаю! Хотя, впрочем, понятно, конечно… Я бы на территорию парка не полез. Я понимаю, что это место чуть ли не ритуальное, хоть я и не местный человек – мы приехали из Сибири, из Омской области. Но за те полгода, которые мы тут провели, я вижу отношение людей к этому месту. Я бы сюда не полез с этой вот… …стройкой! Можно было найти другие пути, но теперь уже поздно, ребята, говорить об этом. Об этом надо было раньше говорить!».

 

Говорил и говорю

 

Этот текст не реквием по Папульскому парку. Его судьба должна будить не печаль, а возмущение оккупантами и коллаборантами, несогласие с которыми проявил и нормальный сибирский мужик, за считанные месяцы понявший о парке в Выборге больше, чем вся вертикаль, парк разрушившая. Да и больше, чем многие жители города, это попустившие.

Нужно понять и принять – Выборга больше нет. Остались лишь ветхие и хрупкие осколки старины, вместо благородной патины покрытые гнилью, привлекающей паразитов.

И не удивляйтесь дальнейшему.

Как вы думаете, что подразумевал директор Монрепо, авиатехник Александр Буянов, уничтоживший пороховые погреба Тотлебена на Батарейной горе, когда сообщал прессе о намерении пустить по парку Монрепо вереницы электромобилей, бороздящих бывшее имение баронов Николаи? По парку, состоящему исключительно из тропинок, проходящих по крутым скальным ландшафтам. Теперь, думаю, никого не поразят и взрывные работы, сносящие скалы Монрепо под асфальтовые трассы для электромобилей.


Останки порохового погреба Восточно-выборгских укреплений, приведенных в это состояние попечением Александра Буянова, ныне директора парка Монрепо

Больше там, собственно говоря, и сносить нечего – единственные из сохранившихся архитектурных строений Монрепо уже и так в миге от полного разрушения.


А это останки Библиотечного флигеля усадьбы Николаи... Скоро здесь побегут электромобили


Облезшая усыпальница на острове Людвигштайн. Ее не дали реставрировать финнам, справились сами так, что на следующий день после принятия работ здание лопнуло...

Год назад, когда я снимал в Папульском парке начало его уничтожения, ко мне подошли трое пацанов, лет по 12-13: «Мы тут живем рядом. Мы посчитали – их, которые деревья пилят, всего шесть человек. Может нам придти командой, мы парней пятнадцать прямо сейчас соберем, и из леса дать по ним нормально из рогаток? Долго они не продержатся. А нас здесь ловить замаются – мы тут каждый камень знаем!». Ну что я мог, и должен был, им ответить? Конечно: «Да нет, ребята, эти мужики тут ни при чем. Они просто рабочие – им сказали – они пилят».

Видно было, что такой текст подуронил меня в глазах мальчишек – со словами: «А кто причем-то?» они развернулись и пошли от меня гуськом по тропинке, не дожидаясь ответа. Мне оставалось только крикнуть им вслед: «Вырастете, парни, поймете!».

 

ВСЕ МОИ ПУБЛИКАЦИИ В БЛОГЕ ЯВЛЯЮТСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ АВТОРА.
РЕПОСТЫ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ФОТОГРАФИЙ, ПРИ УКАЗАНИИ АВТОРСТВА, СВОБОДНЫ И ПРИВЕТСТВУЮТСЯ.


28148
13.07.2016
4

Комментарии

наталья, 14.07.2016 в 10:02:47
Я давно выросла, а все равно не понимаю...Никаких чувств, кроме ненависти нет. Автору респект.
0

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи

Новости
Все новости
 
Газета
«Выборгские Ведомости»
Все выпуски
Последние комментарии

Так да. Правда до Испании все равно далеко, ибо еще не все работает нормально во всех странах. Зато ...

Всегда есть что доделывать. Потому что как правило, жилье продается без ремонта, так что вы себя не ...

Ок. Похоже что все приходит в норму постепенно.

Ну надеюсь там хоть квартиры будут нормальные и достраивать ничего не придется....

По 10 масок бесплатно на 1 члена семьи выдадут в Ленобласти - сказал губернатор Дрозденко 15 мая. ...