+7 95 000 69 799
Написать нам
Давайте обсудим
Газета
«Выборгские Ведомости»
Все выпуски

Андрей Коломойский

Рейтинг: 1493

О РЕФОРМИРОВАНИИ РЕСТАВРАЦИОННОЙ ОТРАСЛИ

Валерий Кожухарь, выборгский реставратор, стоял у истоков создания Союза реставраторов России. За время существования эта организация провела два съезда. Каждый из этих съездов декларировал скорую реформу отрасли, для чего была создана специальная рабочая группа, результатов деятельности которой не заметно - за два года никаких сдвигов не произошло, если не считать заявлений  экспертного сообщества о необходимости контроля над качеством работ.

Обеспокоенность профессионального сообщества вызывают коррупционные скандалы, сотрясающие министерство культуры, рядом членов Союза названные ожидаемыми.

9 декабря 2016 в Москве состоится Собрание председателей региональных организаций Союза реставраторов России. Валерий Кожухарь, который должен представлять Северо-западное отделение, не имеет возможности присутствовать на этом собрании, однако он посчитал необходимым выразить свои взгляды на реформу реставрационного дела в письме, адресованном участникам этого форума.

Письмо, без прикрас рисующее проблемы отрасли и способы выхода из сложившейся ситуации, публикуется с разрешения автора.



Уважаемые коллеги!

 

К сожалению, я не смогу присутствовать на Собрании, но свою точку зрения на процессы, происходящие с нашим ремеслом, считаю необходимым изложить.

 

Я работаю не в кабинете, а, как говорится, «в поле». И это поле уникально –Выборг, единственный в России средневековый европейский город, с его 700-летней историей, именно то место, куда должны быть приложены усилия нашего цеха. Почти 300 объектов культурного наследия, включают в себя не только отдельные здания, но и целые ансамбли, абсолютное большинство которых находится в трагическом состоянии. Свидетельством тому международная экспертная оценка: еще в октябре прошлого года Выборг был включен в список объектов, находящихся под угрозой исчезновения, который раз в два года составляется Всемирным фондом памятников (World Monuments Fund, WMF) в рамках проекта World Monuments Watch.

Послужило ли это предостережение сохранению того, что еще осталось от исторического Выборга? Ни в коей мере! Новые вопиющие факты не могли остаться без внимания как отечественного, так и международного сообщества экспертов, занимающихся сохранением и охраной культурно-исторических мест по всему миру. Работа этого сообщества, длившаяся в течение года, завершилась объявлением Heritage Alert – всемирного сигнала тревоги по поводу уничтожения Выборга.

Подчеркну – Выборг единственный город в стране, объявленный «историческим поселением», и единственный же город в мире, который (целиком!) вызывает заслуженные опасения в том, что будет уничтожен.

Письма, описывающие ситуацию, экспертным сообществом были направлены президенту РФ Владимиру Путину, премьер-министру Дмитрию Медведеву, губернатору Ленинградской области Александру Дрозденко, постоянному представителю РФ в ЮНЕСКО Элеоноре Митрофановой, вручены российской делегации ЮНЕСКО в Париже.

 

Казалось бы, столь пристальное общественное внимание, особенно в сочетании со скандалами, сотрясающими отрасль в последние месяцы, должны были бы мобилизовать упорядочение вопросов реставрации и восстановления города, но, к сожалению, картина действительности ровно противоположна.

 

Для того, чтобы реставратор мог добросовестно и качественно выполнить свою работу, он должен опираться на научно аргументированные исследования, иметь обоснованный проект и экономическое обеспечение своей деятельности.

Государство, со своей стороны, вертикалью служб министерства культуры призвано осуществлять контроль над этим процессом и его поддержку.

Давайте рассмотрим, как это происходит на самом деле, на примере лишь одного объекта - Часовой башни, доминанты Старого города, бывшей соборной колокольни.

В 2014 году создается «Концепция сохранения исторической части города Выборга», которую минкульт принимает. Обоснованность этой концепции вызывает самые серьезные сомнения, так как изготовлена она менее чем за месяц, но содержит в себе материалы исследований, исторические справки, учетную документацию, историко-архитектурные и мемориальные справки, фотофиксацию и репродукции архивных планов, а также проектно-сметную документацию, рассчитанную до копейки, на почти 300 объектов и архитектурных комплексов. Бюджет восстановления города по этой концепции исчислен с точностью до копейки - 28 миллиардов 502 миллиона 704 тысячи 442 рубля и 65 копеек.

Часовая башня, находящаяся в плачевном состоянии, разумеется, входит в число объектов реставрации. Среди работ, которые необходимо провести на объекте, в концепции указан ремонт каменных полов балконной части. Ни балконной части, ни каменных полов в башне нет… Более того – концепция предписывает изучение подземной части башни, для чего предлагается выкапывание трех шурфов, объемами 2х2х3 метра у подножия башни. Любой человек, побывавший в Выборге, знает, что Часовая башня стоит на голой скале, не имея под собой ни горсти мягких грунтов. Подчеркиваю – концепция подписана к исполнению минкультом.

На основании этой концепции пишутся технические задания к конкурсам, которые визируются звеном пониже – областным комитетом культуры. Не касаясь здесь пресловутого 44-ФЗ, отмечу – претендующий на получение подряда на консервацию и реставрацию башни либо должен играть по правилам Зазеркалья, обязуясь рыть скалу и ремонтировать несуществующую балконную часть, либо, в виду абсурдности задания, отказаться.

В результате конкурс выигрывает компания, основным видом деятельности является «снос зданий». Акты приемки работ, свидетельствующие, что консервация, стоимостью 4 миллиона рублей, этим подрядчиком была проведена, комитет по культуре подписывает. Следственные органы, со своей стороны, определяют, что подрядчик не затратил и миллиона, а работы не выполнил. И для того, чтобы это понять, быть Пинкертоном не нужно – вокруг башни были построены леса, затем объект просто брошен. Идет уголовное дело, которое, похоже, никого ничему не научит.

Одновременно с этим происходит процесс юридической передачи Часовой башни от Казны РФ музею-заповеднику «Выборгский замок». По объекту изготовлены охранные обязательства, которые также визируют все ответственные за это структуры. В охранные обязательства забывают включить старинные шведские часы (на Часовой башне! И часы начинают разбирать вандалы), а также набатный колокол с дарственной надписью, который Екатерина II подарила Выборгу в 1793 году, его звон раздается уже больше двух столетий.

На реставрацию башни объявляется новый конкурс. В конкурсных документах, также подписанных всеми необходимыми инстанциями, указывается адрес объекта: «Замковый остров», находящийся метрах в трехстах от башни, стоящей в материковой части города. Это, для простоты понимания, как в Петербурге указали бы адресом Инженерного замка Петропавловскую крепость.

Как мне кажется, приведенный пример говорит о глубочайшем кризисе в управлении судьбами историко-культурных объектов, надзоре за их состоянием и процессами восстановления.

От минкульта и областного комитета по культуре спустимся ниже. Старинный Папульский парк в Выборге, созданный в 1886 году главным садовником Выборга Карлом Матиасом Рамстремом по проекту стокгольмского садового архитектора Райдберга, был уничтожен в этом году. Парк выявленный объект охраны, базовый приказ министерства № 119 определяет всю территорию Выборга, включая парк, памятником федерального значения – «историческим поселением», а парк назван в этом приказе «ценным градообразующим объектом». Юридической основой уничтожения парка стал отказ муниципальной администрации признать статус «местного значения» за парком, так как, по мнению этой администрации, статус должен быть «регионального значения». Региональные власти на это просто и реагировать не стали. Парк просто вырубили, а на его месте проложили шоссе.

Местные же власти три года тому назад вообще без всяких обоснований и экспертиз уничтожили целый квартал в старинной части города, снеся экскаватором шесть зданий. Все уничтоженные здания были выявленными объектами охраны, построенными в XVIII-XIX веках. Ни юридических, ни организационных последствий это не имело.

 

Этой градозащитной риторикой, впрочем, прямо связанной с предназначением реставратора, я хочу подчеркнуть ту неразбериху и безответственность, которая сопровождает наш труд.

Реформа в области реставрации необходима остро. Но для нее недостаточно усилий профессионального сообщества.

От министерства культуры, прежде всего, я хотел бы видеть помощь и связность действий его подразделений. Контроля результатов нашей работы, в том числе. Того контроля, который должен обеспечивать репутацию реставратора, в большей степени указывающую на пригодность реставратора к исполнению своего предназначения, чем 44-ФЗ. Я жду методической помощи, а не привязанного к ноге ядра бесконечной волокиты и подковерных игр.

Необходимым условием для создания предпосылок к реформе отрасли должна стать настройка структур министерства культуры. Пока, как мы можем судить по приведенному мной примеру судьбы лишь одного объекта и уголовным делам в министерстве, это ведомство не справляется с поставленной перед ним государством задачей. От министерства я жду не того, что оно все зарегулирует и создаст массивные реставрационные конгломераты, ему подчиненные, а хотя бы соблюдения уже существующих норм и правил, для начала. Этим началом должно стать наведение порядка в самом ведомстве.

Гигантомания в попытках создания индустрии реставрации, управляемой из одного центра – тупиковый путь, открывающий лишь коррупционные возможности для монополистов рынка. 

Опыт советского прошлого, а он у меня есть, говорит о том, что на местах необходимо создавать то, что в прежние времена именовалось «реставрационным участками», предназначение которых не только быть «скорой помощью» для объектов культурного наследия, но и постоянными наблюдателями за их состоянием. Такие службы могли бы на основании регулярного мониторинга выявлять те опасности, которые угрожают историческим объектам, и незамедлительно проводить необходимые спасательные работы.

Сегодняшняя печальна практика говорит о том, что оторванная водосточная труба может погубить ценный памятник – сначала будут искать его владельца, потом, и за немалые деньги, экспертов, после них проектировщиков, затем согласования, конкурсы… За это время вода, через прореху в трубе, размоет кладку и объект рухнет. И тому есть конкретные примеры.

Местная служба, о необходимости которой я говорю, должна работать в тесной кооперации с государственными экспертами, за которыми на постоянной основе следует закрепить надзор и контроль, как над самими объектами, так и над работами, которые на таких объектах ведутся.

Да, для реализации такой деятельности требуется решение большого комплекса организационных вопросов: памятники могут принадлежать частным лицам, быть в местном, региональном или федеральном подчинении. И, соответственно, их содержание финансируется из разных источников. Требуется регулирующая функция государства, видимо в виде закона, обязывающая собственников объектов охраны обеспечивать срочные ремонтные работы силами тех реставраторов, и по оценке состояния объектов, сделанными теми экспертами, которые с этими объектами знакомы не понаслышке.

Европейская практика, к качеству и ответственности которой мы должны стремиться, имеет достаточно жесткие требования к собственникам и пользователям объектов культурного наследия в части их повседневного содержания. Говорю об этом на основании собственного опыта – мне довелось работать на восстановлении не только дома купца Сергеева и Спасо-Преображенского собора в родном Выборге и на реставрации Китайского дворца в Ораниенбауме, на Валааме, но и в итальянском Риме, где отношение к наследию отличается от отечественного.

Безусловно, деление объектов на местные, региональные и федеральные, пагубным образом сказывается и на состоянии объектов, и на возможности их реставрации. В том числе и в силу дифференциации в оплате труда реставратора.

При работах на федеральных объектах используются единые федеральные расценки + реставрационный коэффициент, на местных же объектах при составлении проектно-сметной документации считают по территориальным единым расценкам и с местным понижающим коэффициентом. Как практик, я сталкиваюсь с этим ежедневно. Сейчас я работаю над восстановлением фигурных изразцовых полов, состоящих из мелких элементов, часть которых утрачена, в одном из выборгских дворцов. Памятник местного значения. Расценки за эту работу таковы, что не окупают даже расходов, и труд реставратора превращается в чистую благотворительность. Я занимаюсь этим из любви к своему городу и потому, что отчетливо сознаю – не сделай я эту работу сейчас – завтра там будет бетонный пол с постеленным на него ламинатом. Но не мне же одному, полагаю, понятно, что на благотворительности реставраторского цеха не может строиться сохранение национального культурного наследия, к которому я смело причисляю и интерьеры дворца, в котором реставрирую эти самые полы.

Еще одна проблема, с которой я сталкиваюсь – кадровый голод. Молодежь, имеющая способности в искусстве, не идет в реставраторы. Я имею в виду не работу в управленческом менеджменте крупных реставрационных корпораций, подмявших под себя, честно говоря, всю отрасль, а работу руками – кистью и мастерком. И это нежелание легко объяснимо – много больше заработает член авторского коллектива проекта, подобного «Концепции сохранения исторической части города Выборга», посидевший три недели в интернете за изучением городских историко-культурных объектов, нежели каменщик-реставратор, работающий много месяцев над кропотливым восстановлением средневековой валунной кладки замка.

Привлечь в профессию можно перспективой достойного заработка и серьезного профессионального обучения. Сегодня и с тем, и с другим, дело обстоит крайне плохо.

Ожидаемая реформа отрасли назрела, но, к сожалению, пока дальше деклараций мы не продвинулись.

Я сознаю, что и мое письмо не содержит тщательно проработанных законопроектов и отраслевых решений, но, уверен, что мой голос должен быть услышан, и темы, которые я в этом письме поднимаю, должны выйти из кулуаров наших форумов на их трибуны.

 

С пожеланиями успешной работы,

 

Валерий Кожухарь

(членский билет Союза реставраторов №32),

Выборг

 

1247
07.12.2016
2

Комментарии

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи

Новости
Все новости